Стихи о бурятии на русском языке

Приходилось ли вам бывать в вечернем степном улусе?.. Солнце только, что закатилось, небо на западе, как раскаленная печь, начинает остывать, превращаясь из багрово-красного в розовое, а затем в серебристое. Коровы подоены и устраиваются под навесом. А среди двора, перед крыльцом летника, горит маленькая печурка, наскоро устроенная из кирпича еще в первые теплые дни.

Здесь же легкий выносной стол и две-три скамейки. Тут уже устроился дед со своей неизменной деревянной трубочкой. Присели уставшие за день молодые хозяева. Зашел на огонек сосед, а то и не один.

Дети притихли, глядя на веселый плеск огня в печурке. И начался неторопливый вечерний разговор. Завел его, конечно, степенный, мудрый старец. О том, как раньше жили в здешней степи. О чем думали, какие песни пели На этот неторопливый мудрый рассказ, которому не чужда и острая шутка, похожи стихи народного поэта Бурятии Дамбы Жалсараева: Ты мой табун все лето попаси,.

И я тебе из нового приплода. И Будамшу поплелся по дороге,. Чем жеребенок в будущем году Все в таких рассказах идет от доброго сердца бурята, от его веселого нрава, от его светлой мечты. А теперь всерьез задумался о самом важном — о человеческом счастье: Спросили старца — что такое счастье? Он бороды потрогал острие. И, головой качая в знак согласья,. Но есть и счастье общее, которым. Ты тоже должен обладать сполна —.

Любовь к народу и к родным просторам! Без них мы все, как без корней сосна,. Как ствол без веток, как без листьев ветка —.

И счастье на порог не ступит твой! Люби народ и землю беззаветно. И будь любим народом и землей! Хотелось знать мнение самого поэта. Оно, как правило, повествовательное, в нем редко бывают обобщения, глубокая мысль. С годами приходишь к стихам - размышлениям. Хочется выразить свое отношение к жизни. Ну, а каждый поэт, наверное, сверяет свою точку зрения еще и с мыслями современника, с мыслями народными.

Речь заходит о конкретных стихах. Кажется, писать о Байкале нетрудно — все мы любим свое сибирское море. Но воспевать только его красоту, мощь, его природу в разных проявлениях — этого, по-моему, мало. Я хотел написать о нем по-другому. Увидеть в Байкале нечто живое, связанное с судьбой человека. Песнь о Байкале—песнь о человеке, о его душе.

Природа сама мудра, нужно и воспринимать ее мудрой, понимать взаимную и глубинную связь нашей жизни с нею. После этих слов уже по-иному читались стихи из цикла Д. Чтобы друзьями хорошими стать,.

Поэзия Намжила Нимбуева

Гостю подносится полная чаша. С лучшим напитком, аршану под стать Добрый обычай извечен в народе,. И неизменно его существо. Если встречается он и в природе,. Не подсказала ль природа его: Чтобы искрилось добро в человеке,. Чтоб не таилось на донышке зла,. Миру земному на вечные веки.

Чашу Байкала она поднесла. Поскольку в беседе поэта прозвучало сравнение его сегодняшних стихов с первыми, юношескими, то естественно возник вопрос: Как начинался ваш жизненный и писательский путь?

Отца в живых уже не было. А мать — в возрасте. Начали с ней заниматься, прямо на дому. Я каждый раз садился радом, мальцом был, дошкольником, но мне все было интересно — чтение по слогам, счет. Детская память острая, и я раньше матери научился читать и писать.

Тогда мне поручили заниматься с нею. В нашем доме появились книжки на бурятском языке. Хорошо помню первые книги Хоца Намсараева, журналы тех лет. Я читал их матери, сестре. К нам стали приходить соседи, и долгими зимними вечерами я читал. Помню большое впечатление, которое произвела на одноулусников повесть Ц. Словом, я приобщился к книгам, полюбил их. В школе мне встретился замечательный педагог. Литературу преподавал нам Батор Прокопьевич Махатов, заслуженный учитель школ РСФСР и Бурятии, большой знаток и пропагандист фольклора и творчества писателей республики.

Потом я учился в другой школе — Унзгэтэйской, там словесность преподавала тоже педагог талантливый — Анна Елисеевна Каландаришвили. Открывала мир русской классики. В те годы я начал писать стихи и всегда получал поддержку Анны Елисеевны. Служить мне выпало на восточной границе и долго — десять лет. Начались мои военные дороги.

Впечатления тех дней отложились в стихах. Я благодарен Хоца Намсараевичу Намсараеву, другим своим наставникам за добрые советы, за поддержку. О какой правде говорил поэт? О правде, свободе, которые воин-освободитель принес порабощенным народам, разгромив империалистическую Японию. И о том, что мы, советские люди, хотим мира и не позволим его нарушить,— за эту правду было заплачено кровью миллионов.

Естественно дополняют сборник стихи о мирных делах и чувствах вчерашнего солдата. О сельском труде, о привязанности к степной стороне, о любви.

Эти стихи и сегодня привлекают теплотой и доверительностью, стремлением показать, чем живут люди в родном краю, каковы они: Двери все предо мною раскрыты,. Гостю рады в бурятском дому,. С каждой крыши дымок духовитый. Прямо к сердцу летит моему. Вместе с дверью — узнал навсегда я—. И о них я пою, соблюдая. Издавна бурятские мастера в совершенстве владели искусством затейливой резьбы по дереву, тонкой чеканки по металлу.

В сюжетах, взятых резчиками или чеканщиками а эти сюжеты всегда связаны с народным бытом, с легендами , западает в память экспрессивность картины, ее образная энергия. Поэзия немало взяла от этого векового искусства народа. Дамба Жалсараев — один из лириков, который с самого начала поэтического творчества стремился к яркости и живописности своего письма.

Свидетельство этому — строки из первых книг: Степь лежит нова, свежа,. И сыта ее душа. Солнце тоже — ей-же-ей! Может быть, именно эта жажда рисовать словом привела поэта к стихам для детей. Детская поэзия стала для Дамбы Жалсараева любимым и кровным делом на многие годы.

Она многократно выходила в Бурятском книжном и центральных издательствах, переведена на языки народов СССР. А сам поэт накапливал литературный и жизненный опыт.

Все это — настойчивая учеба, большая журналистская, партийная и общественная деятельность, упорное занятие творчеством — обостряло гражданское зрение, обогащало впечатлениями будничной кипучей жизни, прибавляло поэтического мастерства. И в то же время по своей интонации, неторопливой, ненавязчивой манере размышления, образности близок народным сказителям — улигершинам. Словно добрый, умудренный жизнью друг присел рядом с тобой и вслух говорит о том, что волнует и тебя: Спичка вспыхнет, потом угасает,.

В жестких пальцах сгорая дотла. Но ее огонек воскресает. В свете лампы, в кипенье котла. Вот и солнечный диск закатился,. Чтоб зажечься рассветным огнем День, прожитый тобой, засветился. Хоть в каком-нибудь сердце одном? Читатель заметит тематическое разнообразие стихов поэта. Какой была еще несколько десятилетий назад и какой стала родная земля — эта тема в бурятской поэзии ведущая, магистральная. Ей посвящены стихи, баллады, поэмы, венки сонетов. Ее касается во многих своих лирических произведениях и Дамба Жалсараев.

Но так можно отвергнуть не один замысел, прекрасно воплощенный в литературе, тем более, не одну поэтическую условность. Им, нынешним людям, чей путь лучезарен и прям,. Завидую с радостью, ибо завидна их участь,. Завидую теплым, уютным и прочным домам —. От имени тех, кто от ветра и холода мучась,. За то, что я есть, говорили спасибо судьбе Их внукам счастливым завидую я, но при этом: Стань жестче к себе, если жить стало мягче тебе,.

Чтоб вдруг не разнежиться! Мне, войлочной юрте, с лихвой пережившей свой век,. Изъездившей землю, навеки простившейся с нею,. Не там уже место, где ветер, и ливень, и снег,. А в зале уютном, в просторном и тихом музее. Певцом огромных перемен — социальных и духовных— в жизни своего народа выступает Дамба Жалсараев в своей лирике.

Именно в лирике, в стихах, где всегда на первом месте были личные переживания и мысли поэта. Они выношены поэтом, а читатель воспринимает их как свои собственные.

Не ведал предок мой, который. Под песню грустную привык. На серебре ножен кривых,—. Не ведал, что его твореньям. Но не бездумным повтореньем: Он новый смысл в резьбу вдохнет! Не ведал, что его узором. Который над степным простором. И царство бога — властелина —. Чертог небесный, ад и рай —. Перечеркнет из края в край! И вот снова друзья из братских республик пришли к Байкалу — строить еще один стальной путь, который преобразит бурятскую землю.

Мог ли поэт не разделить эту радость своего края? Сегодня тема созидания и тема дружбы советских народов естественно переплетаются в творчестве Жалсараева, как, впрочем, и в творчестве многих других бурятских поэтов: Теплом сердечной привязанности к дальним друзьям пронизаны стихи, обращенные к Чингизу Айтматову и Юхану Смуулу, к коллегам из России и Украины, из республик Кавказа и Средней Азии.

Стихами о победе и о мире началось творчество бурятского поэта. Символично, что в дни, когда пишутся эти строки, на рабочем столе Дамбы Жалсараева лежит рукопись публицистической книги о его поездках в зарубежные страны — поездках с миссией мира.

Трижды он был участником конференций литераторов этих континентов. В нескольких государствах побывал поэт и в составе писательских делегаций. Накопилось много впечатлений от встреч с простыми людьми за рубежом, от их добрых чувств к Советскому Союзу. Это и составит содержание новой книги. Около пятидесяти стихов Дамбы Жалсараева стало песнями. Они широко поются в народе.

Значит, сумел поэт, как искусный дархан или чуткий улигершин, выразить в слове сокровенные мысли людей. И прежде всего, мысль о сегодняшнем счастье древней степи.

Жалсараева — самой популярной у нас, в Бурятии, есть такие слова: Цветущая от края и до края,. Ты добрым светом солнечным полна,.

Как жаворонок вешний над полями,. Будь счастлива, любимая страна! Я слушаю, как дышишь ты, вставая,. В холодных, чистых росах поутру: Зеленый лист — как клеточка живая,. Как жилочка — травинка луговая,. От радости трепещут на ветру.

Прекрасны маки, лотосы, ромашки,. Как будто это на ковре цветном. Хозяйка ставит пиалы и чашки,. Чтоб их наполнить медом и вином. То алыми — цветы в степи встают! С прозрачных донец сладость достают. Земля, ты вся — в моей груди широкой,. Ты вся — в моей душе, в моей крови! Иди вперед своей большой дорогой. И в дружбе с солнцем огненным живи! Мне тоже легче сквозь простор, сквозь время. С хорошим самым другом — стремя в стремя!

Скакать вперед, откинувшись в седле,. По жизни, необъятной и суровой,. По этой — соболиной, омулевой,. Степной, таежной, солнечной Земле! Разговор с юными друзьями. Душа народа не стареет. Поэзия добрая и мудрая. Этюды о поэтах Бурятии. Дамба Зодбич ЖАЛСАРАЕВ Род.

Ты мой табун все лето попаси, И я тебе из нового приплода. Он бороды потрогал острие И, головой качая в знак согласья, Сказал: Но есть и счастье общее, которым Ты тоже должен обладать сполна — Любовь к народу и к родным просторам! Без них мы все, как без корней сосна, Как ствол без веток, как без листьев ветка — И счастье на порог не ступит твой!

Люби народ и землю беззаветно И будь любим народом и землей! Чтобы друзьями хорошими стать, Гостю подносится полная чаша С лучшим напитком, аршану под стать Добрый обычай извечен в народе, И неизменно его существо. Если встречается он и в природе, Не подсказала ль природа его: Чтобы искрилось добро в человеке, Чтоб не таилось на донышке зла, Миру земному на вечные веки Чашу Байкала она поднесла. Двери все предо мною раскрыты, Гостю рады в бурятском дому, С каждой крыши дымок духовитый Прямо к сердцу летит моему.

Вместе с дверью — узнал навсегда я— Раскрываются настежь сердца, И о них я пою, соблюдая Стародавний обычай певца. Степь лежит нова, свежа, Небылью просторной, И сыта ее душа Влагой животворной. Спичка вспыхнет, потом угасает, В жестких пальцах сгорая дотла. Но ее огонек воскресает В свете лампы, в кипенье котла. Вот и солнечный диск закатился, Чтоб зажечься рассветным огнем День, прожитый тобой, засветился Хоть в каком-нибудь сердце одном? Им, нынешним людям, чей путь лучезарен и прям, Завидую с радостью, ибо завидна их участь, Завидую теплым, уютным и прочным домам — От имени тех, кто от ветра и холода мучась, За то, что я есть, говорили спасибо судьбе Стань жестче к себе, если жить стало мягче тебе, Чтоб вдруг не разнежиться!

Мне, войлочной юрте, с лихвой пережившей свой век, Изъездившей землю, навеки простившейся с нею, Не там уже место, где ветер, и ливень, и снег, А в зале уютном, в просторном и тихом музее. Не ведал предок мой, который Под песню грустную привык Чеканить мелкие узоры На серебре ножен кривых,— Не ведал, что его твореньям Потомок молодость вернет, Но не бездумным повтореньем: Не ведал, что его узором Украсит дали самолет, Который над степным простором Отважный правнук поведет.

И царство бога — властелина — Чертог небесный, ад и рай — Резьбой бурятскою старинной Перечеркнет из края в край! Таежная, озерная, степная, Цветущая от края и до края, Ты добрым светом солнечным полна, Богата соболями, омулями Как жаворонок вешний над полями, Будь счастлива, любимая страна!

Я слушаю, как дышишь ты, вставая, В холодных, чистых росах поутру: Зеленый лист — как клеточка живая, Как жилочка — травинка луговая, От радости трепещут на ветру. Прекрасны маки, лотосы, ромашки, Как будто это на ковре цветном Хозяйка ставит пиалы и чашки, Чтоб их наполнить медом и вином.

То светло-голубыми огоньками, То алыми — цветы в степи встают! Старательные пчелы хоботками С прозрачных донец сладость достают. Земля, ты вся — в моей груди широкой, Ты вся — в моей душе, в моей крови! Иди вперед своей большой дорогой И в дружбе с солнцем огненным живи! Мне тоже легче сквозь простор, сквозь время С хорошим самым другом — стремя в стремя! КНИГИ ПОЭТА На бурятском языке:



Вас заинтересует:

Творчество бурятских поэтов, писателей, мыслителей. Позабыв материнскую песню, в смертном бое друг с другом сошлись.